_________________

المغرب
_________________

ВОСТОК-ЗАПАД: ВЕЛИКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ
(Крестовые походы глазами арабов и европейцев)

_________________

المشرق
_________________
ГЛАВНАЯ | КАРТА САЙТА | ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ | ОБ АВТОРАХ | НОВОСТИ САЙТА | ГОСТЕВАЯ КНИГА

.: ЗАПАД :.

Рассылка Subscribe.Ru
Новости сайта



ИСТОРИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ

Дамаск دمشق (Dimashq)

Дамаск на физической карте Дамаск на карте автомобильных дорог

«Райский сад Востока, источник его красы, манящей и ослепительной, он – печать увиденных нами стран ислама, жених открывшихся нам городов»1 – столь восхищённо начинает свой рассказ о Дамаске андалузский путешественник Ибн Джубайр, прибывший в город летом 580 года хиджры (1184 год) в правление великого Саладина. Ибн Джубайр успел до того посетить Мекку и Медину, Багдад, Мосул и много других славных городов Ближнего Востока, но ни одному из них не отводит он в своей книге столько страниц, как Дамаску. Рассказать в коротком очерке обо всех достопримечательностах, упомянутых Ибн Джубайром невозможно, да и не каждый объект удаётся индентифицировать, поэтому мы ограничимся лишь наиболее известными из них.

План средневекового Дамаска. Красным цветом выделена цитадель. Неподалёку от неё – мечеть Омейядов. Двухмесячное пребывание в городе убедило путешественника в том, что главная прелесть Дамаска – это окружающая его природа: «Сады окружают его подобно сиянию вокруг луны; они обступают его, как чашечка цветка. На востоке же его благодатная зелёная долина простирается до предела видимости. Везде, куда достаёт взгляд, с каждой из четырёх сторон его сочная свежесть чарует взор»2. О самом городе после двухмесячного пребывания в нём он отзывается уже не так восторженно: «Город не слишком велик, и несколько вытянут по длине. Его улицы узкие и темные. Дома в нём из глины и тростника, слоями друг на друге, и поэтому пожар тут разгорается медленно. Все дома трёхэтажные, и Дамаск вмещает столько народа, сколько не вместят и три города; так что это – самый населенный город в мире. Вся его краса – внешняя, а не внутренняя»3. Действительно, на имеющемся в нашем распоряжении плане Старый город несколько вытянут с запада на восток. Но что представляли собой его укрепления?

«У этого города восемь ворот. Восточные Ворота, они – на востоке, над ними белый минарет; говорят, что Иса – да будет над ним мир! – поднимался на него – ведь в предании сказано, что он поднимался на белый минарет на востоке Дамаска. За этими воротами следуют Ворота Тума, они тоже на восточной стороне, потом – Ворота Покоя, потом – Райские Ворота, они на севере, затем Ворота Отдохновения, потом Ворота Победы – на западе. Потом – Ворота сборщиков налогов, они тоже на западе, и Малые ворота, они между югом и западом»4.

Баб Шарки («Восточные ворота») Оказывается семь из восьми ворот, упомянутых Ибн Джубайром сохранились до нынешнего дня. Вот Баб Шарки («Восточные ворота»), и над ними белый минарет, на который по преданию поднимался Иисус, по-арабски Иса. От этих ворот начинается Виа Ректа («Прямая дорога»), проходящая через весь Старый город с востока на запад ещё с римской эпохи (на нашем плане «rue Droite»). На этом же плане видно, что на западе Виа Ректа проходит через ворота Баб ал-Джабийа («Ворота сборщиков налогов»). Вообще-то они были построены в честь бога Юпитера, а своё название получили из-за того, что рядом с ними проживали сборщики налогов (по-арабски «джаби»).

Баб Кисан и церковь св. Петра На юге между двумя уже названными сейчас имеется двое ворот. Ближе к Баб ал-Джабийа – Баб ас-Сагир. «Сагир» значит «малый»; ворота специально сделали небольшими, чтобы они запирались надёжнее, поскольку южная стена была наиболее уязвимой и подвергалась нападению врагов в первую очередь. По этой же причине вторые южные ворота Баб Кисан были вовсе заделаны при Аббасидах, и поэтому Ибн Джубайр о них не упоминает. Кисан был рабом, который прославился в эпоху первых халифов. Согласно преданию именно через эти ворота спасся бегством апостол Пётр, когда узнал, что его намереваются убить5.

На западе севернее Баб ал-Джабийа в описываемое время находились ещё одни ворота – Баб ан-Наср («Ворота Победы»), но их снесли в оттоманскую эпоху.

Баб Тума На севере Старого города уцелели все четверо ворот, упоминаемых Ибн Джубайром. Первые с запада – Баб ал-Фарадж («Ворота Отдохновения») были названы так, поскольку были наиболее удобны в критических ситуациях, когда нужно было быстро укрыться за стенами города. Следующие ворота – Баб ал-Фарадис («Ворота Рая») обязаны своим названием находившимся рядом садам и огородам. Эти ворота были сооружены незадолго до визита Ибн Джубайра. Баб ас-Салам («Ворота Покоя») располагались в наименее удобной для нападения части городской стены, вокруг было много деревьев и разных мелких речушек, и защитники чувствовали себя здесь в относительной безопасности. Последние ворота Баб Тума получили название от имени знатного византийца Тума, которому принадлежала надвратная церковь, позже обращенная в мечеть.

Вид на цитадель Дамаска с воздуха Макет цитадели Дамаска. Башня №8 с надписью времён Аль-Адиля в нижнем левом (северо-восточном) углу.
Современная конная статуя Саладина перед цитаделью Дамаска Рено Шатильонский и Ги де Лузиньян, пленники Саладина в битве у Гаттина, у хвоста его коня.
Башня №8 с надписью времён Аль-Адиля Стены города, видимо, не слишком впечатлили нашего путешественника, и о них он нигде не пишет, да и о цитадели Дамаска упоминает лишь вскользь: «В городе имеется крепость, где проживает султан; она находится на западной стороне города, напротив одних из ворот города, Ворот Спасения. В ней есть мечеть, куда султан приходит для пятничной молитвы»6. Конечно, цитадель в то время ещё не приобрела её нынешних внушительных очертаний, которыми она обязана коренной реконструкции при сыне Саладина Аль-Адиле. Не привлекла она особого внимания Ибн Джубайра ещё и потому, что в отличии от цитаделей других мусульманских городов была построена не на возвышении, а вровень с остальными кварталами. Вызвано это было особыми гидрологическими условиями Дамаска, которые затрудняли водоснабжение объектов, расположенных на холмах и близлежащих предгорьях. Надпись, напоминающая об Аль-Адиле и его руководстве строительством цитадели. Место для цитадели на северо-западе города было выбрано сельджукским полководцем Атсизом, захватившим Дамаск в 1076 году, а продолжали строительство брат Малик-шаха Татуш и его сын Дукак. Крепость укрепляли Нуреддин и Саладин, а сын последнего Аль-Адиль, как уже говорилось, произвел полную реконструкцию за 15 лет, начиная с 1203 года. Особенностью этой работы было то, что в её процессе оборонительные возможности крепости не снижались: новые стены, ворота и башни строились перед существующими и образовали с ними единый ансамбль. Об этом периоде строительства напоминает сохранившаяся с тех пор надпись на башне №8. В своём окончательном облике крепость наверняка бы удостоилась похвалы Ибн Джубайра: недостаток равнинного положения крепости теперь с лихвой компенсировался мощью и высотой её стен и башен. Вокруг неё пролегал глубокий ров, наполнявшийся во время осады водой из протекавшей рядом реки Барады. Цитадель выдержала все нападения крестоносцев, но не устояла перед монголами в 1260 году. Кроме того она подвергалась разрушениям при завоевании города Тимуром в 1403 году и в результате землетрясений, но каждый раз её восстанавливали. Последнее восстановление началось в 1985 году после того, как цитадель перестала функционировать в качестве тюрьмы. О славных подвигах арабов в эпоху крестоносных войн напоминает современная конная статуя султана Саладина у южной стены цитадели.
Большая мечеть Омейядов в Дамаске с воздуха Мозаичное панно над главным входом в Большую мечеть Омейядов
Как правоверный мусульманин Ибн Джубайр уделяет наибольшее внимание исламским святыням. Значительная часть его рассказа о Дамаске посвящена описанию Большой мечети города, самой большой мечети мусульманского мира и такой удивительной, что «паук не ткёт в ней [паутину], а птица, известная как ласточка, не залетает в неё и не устраивает гнездо»7, а «молитва, вознесённая в ней, стоит тридцати тысяч молитв [в другом месте]»8. Ибн Джубайр подробно знакомит читателя с устройством мечети, приводит множество цифр, свидетельствующих о грандиозности сооружения, описывает в мелочах её внутреннее убранство, особенно её золотую мозаику: «Её стены сплошь усеяны частицами золота, в виде мозаики. С этими золотыми частицами смешаны разные причудливые краски, ими изображены деревья с отходящими ветвями. Кто бы ни рассказывал об этом, говорит о волшебстве чудесного искусства. Порой мечеть слепит глаза своим сиянием и блеском»9.

Внутренний двор, главный вход и купол Большой мечети Омейядов Рассказывает Ибн Джубайр и о трёх знаменитых минаретах мечети Омейядов. «Но самое замечательное, что есть в этой благословенной мечети, – пишет он, – это свинцовый купол, который является продолжением михраба в её середине»10. «С какой бы стороны ты ни обращался лицом к городу, ты видишь в небе купол, гордо вздымающийся над всеми другими высотами, как если бы он висел в воздухе»11. Путешественник, несмотря на сильный ветер, поднялся на этот купол, чтобы увидеть Дамаск с высоты птичьего полета, и был поражен открывшимся ему зрелищем. Он пишет, что местные жители сравнивают главное здание мечети с летящим орлом: «купол – словно его голова, главный проход – грудь, а половина стены здания справа и вторая половина слева – два его крыла»12.

Гробница Иоанна Крестителя в центре Большой мечети Омейядов Разумеется, Ибн Джубайр не обходит молчанием одну из главных святынь мечети – гробницу, в которой по преданию покоится отрубленная голова Йахии ибн Закарайи – так зовут мусульмане Иоанна Крестителя, который почитается в исламе как один из пророков. Пишет он и о хранящемся в мечети Коране Усмана, представляющем собой один из самых первых кодифицированных списков этой священной книги.

Гробница Салах ад-Дина (Саладина) в Большой мечети Омейядов Сейчас в мечети Омейядов находится святое захоронение, в котором покоится великий человек, который во время посещения Дамаска Ибн Джубайром ещё здравствовал и находился в зените своего могущества. Султан Салах ад-Дин (Саладин) в тот момент занимался осадой самой грозной крепости крестоносцев Аль-Керак. Он вернулся в Дамаск через день после отъезда из него Ибн Джубайра. Оставалось всего три года до битвы у Гаттина, в которой было сокрушено воинство Иерусалимского королевства, и был открыт путь к освобождению Иерусалима и многих других захваченных крестоносцами городов. «Аллах явил этого султана в виде милости для мусульман этих краев: он не дорожит отдыхом, не пребывает в покое и не оставляет седла»13 – пишет о нём автор «Путешествий». Медресе Нур ад-Дина (Нуреддина) Но отдавая должное величию Саладина, Ибн Джубайр не забывает и о заслугах его предшественника и посещает в Дамаске одно из 20 тогда имевшихся в нём медресе, носящее имя Нур ад-Дина (Нуреддина) и его могилу, находящуюся в этом здании. «Лучшая из тех медресе, какие только можно увидеть – это медресе Hyp ад-дина – да смилуется над ним Аллах! В ней – его могила, которую озарил светом Аллах»14.

Ибн Джубайр очень лестно отзывается о санитарных условиях Дамаска: «В этом городе и его окрестностях имеется примерно сто бань, и в городе около сорока помещений для омовения; во всех имеется проточная вода. Во всей этой стране – это лучший город для чужестранцев, ибо тут много удобств»15.

Видимо, неплохо обстояло дело и с медициной. Правда Ибн Джубайр рассказывает нам только о новом доме для умалишённых (бимаристане), в котором «попечения больше», чем в старом, «к западу от почитаемой мечети». Автор явно не одобряет методы лечения, применяемые в старом бимаристане: «Для исцеления безумных там отдельные помещения; они – в надёжных цепях; да спасёт нас Аллах от такого горя и злой судьбы!»16.

Развалины мавзолея Сафват аль-Мульк, 1939 год В нынешнем Дамаске сохранилось очень многое из того, о чем нам сообщают Ибн Джубайр и другие средневековые авторы, но, к сожалению, многое оказалось безвозвратно утрачено в результате войн, стихийных бедствий и элементарного недостатка средств для восстановления и поддержания некоторых памятников. И прежде чем проститься с Дамаском и закрыть книгу Ибн Джубайра, мы упомянем об одном из таких памятников, исчезнувших с карты Дамаска относительно недавно, в 1939 году, во времена французского правления. Речь идет о мавзолее женщины, которая играла в Дамаске немаловажную политическую роль в период сельджукского владычества, о госпоже Сафват аль-Мульк, которая упоминается в хрониках Ибн аль-Асира и Ибн аль-Каланиси под 497 годом хиджры в связи со смертью её сына Дукака и последовавшими затем событиями [Каланиси, 497, 4; Асир, 497, 22]. Другой арабский историк Ибн Асакир писал, что Сафват аль-Мульк сама велела отравить своего сына, чтобы сохранить власть для себя и своего мужа атабека Тогтекина. Как бы то ни было, но до второй мировой войны мавзолей Сафват аль-Мульк ещё напоминал жителям и гостям сирийской столицы об этой неразгаданной исторической тайне. К счастью, перед тем, как мавзолей был снесён, его или, вернее, то, что от него к этому времени осталось, успели сфотографировать двое французских учёных.

® Лащук И.Л.

Примечания:

1 جنة المشرق، ومطلع حسنه المؤنق المشرق وهي خاتمة بلاد الاسلام التي استقريناها، وعروس المدن التي اجتليناها
The Travels of Ibn Jubayr, Leyden, 1907, p.٢٦٠ (260)
2 قد أحدقت البساتين بها إحداق الهالة بالقمر، واكتنفتها اكتناف الكمامة للزهر، وامتدت بشرقيها غوطتها الخضراء امتداد البصر، فكل موضع لحظته بجهاتها الأربع نضرته اليانعة قيد النظر
Там же, p.٢٨١ (261)
3 ليس بمفرط الكبر، وهو مائل للطول، وسككه ضيقة مظلمة، وبناؤه طين وقصب، طبقات بعضها فوق بعض، ولذلك مايسرع الحريق اليه، وهو كله ثلاث طبقات، فيحتوي من الخلق على ماتحتوي ثلاث مدن، لأنه أكثر بلاد الدنيا خلقاً، وحسنه كله خارج لاداخل
Там же, p.٢٨٢ (282)
4 لهذه البلدة ثمانية أبواب. باب شرقي، وهو شرقي وفيه منارة بيضاء يقال: أن عيسى، عليه السلام، ينزل فيها، لما جاء في الأثر أنه ينزل بالمنارة البيضاء شرقي دمشق، ويلي هذا الباب باب توما، وهو أيضاً في حيز الشرق؛ ثم باب السلام، ثم باب الفراديس، وهو شمالي؛ ثم باب الفرج، ثم باب النصر، وهو غربي؛ ثم باب الجابية كذلك ؛ ثم باب الصغير، وهو بين الغرب والقبلة
Там же

5 Деяния 9:23;25; 2-е Коринфянам 11:32-33

6 ولهذه البلدة قلعة يسكنها السلطان منحازة في الجهة الغربية من البلد، وهي بإزاء باب الفرج من أبواب البلد، وبها جامع السلطان يجمع فيه
Там же, p.٢٨٨ (288)
7 لا تنسج به العنكبوت ولا تدخله، ولا تلم به الطير المعروفة بالخطاف
Там же, p.٢٦١ (261)
8 إن الصلاة فيه بثلاثين ألف صلاة
Там же, p.٢٦٣ (263)
9 وانزلت جدره كلها بفصوص من الذهب المعروف بالفسيفساء، وخلطت بها أنواع من الأصبغة الغربية، قد مثلت أشجاراً، وفرعت اغصاناً منظومة بالفصوص، ببدائع من الصنعة الأنيقة المعجزة وصف كل واصف، فجاء يغشي العيون وميضاً وبصيصاً
Там же, p.٢٦٢- ٢٦١ (261 - 262)
10 أعظم ما في هذا الجامع المبارك قبة الرصاص المتصلة بالمحراب وسطه
Там же, p.٢٦۶ (264)
11 ومن أي جهة استقبلت البلد ترى القبة في الهواء منيفة على كل علو كأنها معلقة من الجو
Там же
12 ...كأن القبة رأسه، والغارب جؤجؤه، ونصف جدار البلاط عن يمين، ونصف الثاني عن شمال، جناحاه
Там же
13 فسبب الله هذا السلطان رحمة للمسلمين بهذه الجهات، فهو لا يأوي لراحة، ولايخلد دعة، ولا يزال سرجه مجلسه
Там же, p.٢٩٧ (297)
14 ومن أحسن مدارس الدنيا منظراً مدرسة نور الدين، رحمه الله، وبها قبره، نوره الله
Там же, p.٢٨۴ (284)
15 وبهذه البلدة أيضاً قرب مئة حمام فيها وفي أرباضها، وفيها نحو أربعين داراً للوضوء يجري الماء فيها كلها. في هذه البلاد كلها بلدة أحسن منها للغريب، لأن المرافق بها كثيرة
Там же, p.٢٨٨ (288)
16 …لكن الاحتفال في الجديد أكثر. وهذا القديم هو غربي الجامع المكرم. وللمجانين المعتقلين أيضاً ضرب من العلاج، وهم في سلاسل موثقون، نعوذ بالله من المحنة وسوء القدر
Там же, p.٢٨٣ (283)


.: ВОСТОК :.

Обсудить материалы сайта можно:
В Liveinternet
На форуме Global Folio
В Контакте

   Rambler's Top100